Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: • сказки на старом чердаке (список заголовков)
00:51 

Drøm 62 ☾

Путь начинается внутри.
☽ Сказки без цензуры • Ведьма ☾


Жила-была старая ведьма. Ходила она по свету, искала маленьких детей и съедала их. Однажды шла она по лесу и у подножия горы на большой поляне увидела пастушка со стадом коз. Пастушок был красивый, здоровый мальчик.
Подошла к нему ведьма и сказала:
— Да будет жизнь твоя долгой, сынок! Достань-ка мне плодов вот с этого дерева.
— Как же я достану, если не умею лазить на деревья? — ответил мальчик.
— А ты ногой встань на сухую ветку, а рукой хватайся за зеленую, —сказала ведьма.
Мальчик послушался и, когда полез на дерево, сделал так, как научила его ведьма. Но едва он встал ногой на сухую ветку, как она сразу же сломалась. А ведьма уже стояла под деревом с раскрытым мешком, и мальчик упал прямо в него. Ведьма завязала поскорее мешок и пошла домой.
Мальчик был тяжелый, а дорога шла в гору. Устала ведьма, захотелось ей пить. Увидела она в стороне ручей, оставила мешок с мальчиком на дороге и пошла попить воды.
А в ту пору по дороге проходил путник. Мальчик услыхал шаги и закричал из мешка:
— Спасите! Спасите! Поймала меня ведьма и хочет съесть. Выпустите меня из мешка!
Прохожий развязал мешок. Мальчик вылез, а в мешок положил осиное гнездо. Ведьма вернулась, подняла мешок и пошла дальше.
Пришла она домой. Встретила ее дочь, спросила, что в мешке.
— Принесла я для тебя хорошего мясца,- ответила ведьма и отдала мешок дочери.
Та хотела его сразу же развязать.
— Нет, нет! — закричала ведьма. - Неси его в дом, там развяжешь, а то еще убежит.
Внесла дочь мешок в дом, развязала и начала вытряхивать. Из мешка вылетели осы, набросились на нее и стали жалить. С криком бросилась дочь к матери.
— Что случилось? — спросила ведьма.
— Не видишь разве, что меня осы искусали! — пожаловалась дочь. - А ты говорила, что хорошего мясца принесла.
Поняла ведьма, что пастушок ее обманул. На другой день ведьма опять взяла свой мешок и вышла из дому. И опять повстречала того же самого пастушка.
— Сынок, — сказала ему ведьма, — я голодна. Сорви мне плодов с дерева.
— Не стану, — ответил мальчик. - Ты, старуха, и вчера сюда приходила.
— Нет, мальчик, посмотри: у меня золотые зубы, а у вчерашней старухи таких не было.
— Не умею я лазать на деревья, еще упаду.
— А ты не бойся, — сказала ведьма. — Ты ногами вставай на зеленые ветки, а руками держись за сухие.
Полез мальчик на дерево. Ветки тут же обломились, и он с шумом полетел вниз. Опять угодил он в мешок ведьме.
Обрадовалась она:
— Уж нынче я не упущу такой лакомой добычи! Взвалила ведьма мешок на спину и понесла домой. Дорога шла мимо деревни. Ведьме надо было по какому-то делу зайти туда. Недалеко от дороги работал на поле пахарь. Ведьма попросила его постеречь ее мешок, а сама пошла в деревню. Мальчик подождал, пока ведьма отошла, и закричал:
— Эй, братец пахарь, выпусти меня из мешка! Я помогу тебе пахать и навоз по полю разбрасывать.
Пахарь выпустил его, а мальчик набросал в мешок земли и камней.
Ведьма вернулась, взвалила мешок на спину и пошла дальше. Камни в мешке больно терли ей спину.
— Проклятый мальчишка! Уперся, видно, мне в спину коленками. Подожди же, скоро попадешь ты в мой котел! — бранилась она себе под нос.
Пришла ведьма домой. Развязала ее дочь мешок, вытряхнула, а из него посыпались земля да камни. От злости ведьма заскрежетала зубами:
— Снова удрал мальчишка! Ну погоди же! Сегодня тебе удалось скрыться от меня, но уж завтра я тебя обязательно съем!
На третий день ведьма опять нашла того же пастушка.
— Сынок, сорви мне плодов с дерева!
— Не стану! — засмеялся мальчик. — Ты уже не первый раз сюда приходишь.
— Нет, — сказала ведьма, — ты ошибся. Ведь я родня твоей матери.
— Не умею я лазать на деревья — стал отказываться мальчик. — Упаду еще.
— Не упадешь, — настаивала ведьма. — Я буду снизу держать тебя за ноги.
Полез мальчик на дерево. А ведьма дернула его за ноги и упрятала в мешок. Как ни кричал мальчик, она накрепко завязала мешок и направилась домой.
На этот раз она по дороге уже нигде не останавливалась. Пришла ведьма домой, отдала мешок дочери и сказала:
— Ну, теперь-то уж я его принесла. Поедим мы с тобой сегодня вдоволь. Ты пока займись стряпней, а я скоро приду.
Ведьма ушла, а дочь развязала мешок и выпустила мальчика. Мальчик стал задабривать ее ласковыми словами, а потом и говорит:
— Ты, наверное, устала рис толочь. Я тебе помогу. Давай мне пест, а сама пересыпай рис из ступы.
Взял он у нее пест и принялся за работу. Дождавшись, когда дочь ведьмы наклонилась над ступой, мальчик изо всех сил ударил ее пестом по голове. Она так и повалилась замертво, а мальчик пустился наутек и прибежал домой.
Вернулась ведьма и увидала возле ступы мертвую дочь. Вот тогда-то и узнала она, что такое материнское горе. Первый раз в жизни пришлось ей это самой испытать. Заплакала она горькими слезами; казалось, от горя сама вот-вот умрет. И с того самого дня навсегда перестала ведьма ловить и есть маленьких детей.

@темы: • Сказки на старом чердаке

00:00 

Drøm 50 ☾

Путь начинается внутри.
☽ Время сказок...


🔷 Сказки без цензуры • Красная шапочка 🔷


"Красная Шапочка" – хороший пример той путаницы, которая может возникнуть вокруг разных версий народных сказок. Часто под обложкой детских изданий "Сказки Ш. Перро" можно встретить оптимистичный вариант, где Шапочку с бабушкой извлекают из брюха волка бравые дровосеки, хотя подобная развязка присутствует не у Перро, а у братьев Гримм. У Перро же на самом деле – все умерли, а волк торжествует, вот и берегут издатели детскую психику вопреки авторским правам.

Впрочем, если уж касаться детской психики (и авторских прав), то в оригинальной счастливой развязке братьев Гримм добро победило прямо-таки с недетской жестокостью. Распоротым брюхом злоключения волка не заканчиваются. "Добрая девочка" посоветовала набить волку живот камнями и зашить (даже сама натаскала для этого материал). Детские пересказы об этом, конечно, снова умолчали.

Насчет истоков самого сюжета доверимся чете цюрихских букинистов Вальдманов, много лет собирающей всевозможные экспонаты, имеющие отношение к "Красной Шапочке". Так вот, Вальдманы утверждают, что самый древний вариант сказки относится к XV веку. Судя по всему, он еще мрачнее, чем версии Перро и Гримм. Там волк съедает не только бабушку, но еще и полдеревни, а героиня, посыпав голову пеплом, объявляет серому разбойнику настоящую вендетту. В итоге она заманивает убийцу в яму с кипящей смолой.

Вскоре сюжет изменился, и в ловушку стал заманивать уже волк, красноречиво играющий роль коварного мужчины-соблазнителя. А жертва, соответственно, обзаводится кокетливой красной шапочкой. Многие из тех, кто пытается попрактиковаться на разборе сказок, часто недоумевают – почему волк не съел Шапочку еще в лесу? Да потому, что, учитывая заложенную в сказке аллегорию, это было бы убийством "на людях" (Перро так и пишет: "…в лесу были дровосеки"), а не коварством. Цель волка – обмануть, приблизиться к жертве, выдав себя за близкого человека. Развязка наступает, лишь когда "потерявшая бдительность" героиня внезапно нащупывает у "милой бабушки" зубки, и преступник оказывается полностью раскрыт.

На второй вопрос – почему это Шапочка лезет к бабушке в постель? – ответить тоже можно. Во-первых, в те времена семьи простолюдинов нередко спали все в одной постели, а во-вторых – учитывая роль волка-соблазнителя, постель выглядит в сказке вполне органично. Это окончательно подтверждает и мораль самого Перро:

"Детишкам маленьким
не без причин
(А уж особенно девицам,
красавицам и баловницам),
В пути встречая всяческих мужчин,
Нельзя речей коварных слушать, –
Иначе волк их может скушать.
Сказал я: волк! Волков не счесть,
Но между ними есть иные
Плуты, настолько продувные,
Что, сладко источая лесть,
Девичью охраняют честь,
Сопутствуют до дома их прогулкам,
Проводят их бай-бай по темным закоулкам…
Но волк, увы, чем кажется скромней,
Тем он всегда лукавей и страшней!".

Кстати, на ранних рисунках Красная Шапочка – вполне оформившаяся девица, а отнюдь не та пухлощекая малышка, которую нарисовал Г. Доре в пуританском XIX веке. Сексуальный подтекст сказки приобрел особую популярность во времена фрейдистских толкований. А уже цитируемый нами Э. Берн усмотрел в сюжете даже… женский заговор против волка. Это, конечно, имеет смысл только в версии братьев Гримм.

"Если брать результат таким, каков он есть на самом деле, то все в целом – интрига, в сети которой попался несчастный волк: его заставили вообразить себя ловкачом, способным одурачить кого угодно, использовав девочку в качестве приманки. Тогда мораль сюжета, может быть, не в том, что маленьким девочкам надо держаться подальше от леса, где водятся волки, а в том, что волкам следует держаться подальше от девочек, которые выглядят наивно, и от их бабушек. Короче говоря: волку нельзя гулять в лесу одному. При этом возникает еще интересный вопрос: что делала мать, отправив дочь к бабушке на целый день?" (Э. Берн "Люди, которые играют в игры")

@темы: • Сказки на старом чердаке

00:46 

Drøm 42 ☾ ❄

Путь начинается внутри.
❄ Легенда о короле Остролисте ❄


В кельтской мифологии есть легенда о древесных королях — извечном состязании между Королем Падубом, который управлял убывающей (темной) частью года, и Королем Дубом, управлявшим прибывающей (светлой) частью года.
В день зимнего солнцестояния Йоль побеждал Король Дуб и правил до разгара лета, но в день летнего солнцестояния вновь возвращался Король Падуб и побеждал своего соперника. И так каждый год сражались две части одного целого, братья-враги, которые не могли существовать друг без друга. Драма Королей представляет постоянную смену времен года.

Итак, Йоль – праздник возвращения Короля Дуба. Из лесов зелёных в зелёном венке приходит на празднество Король Дубовых Листьев. Юный Король, властитель и олицетворение светлой половины года торжествует над Королём Остролистом (Королём Падубом). Светлый Король Дуб правит от Йоля до Литы, с самой длинной ночи года до самого длинного его дня. День его возвращения – праздник семьи и семейных уз, домашнего тепла. Это время вспоминать свои былые достижения, строить планы, загадывать и мечтать.

Деревья были священны для древних кельтов. Кельты считали падуб (остролист) магическим деревом, символизирующим непрерывность жизни, его ветвями украшали жилища для защиты от сил зла. В течение лета могучие дубы самые заметные деревья в лесу, а зимой, когда все листья опадают, падуб или вечнозеленый остролист стоит в яркой зелени с красными ягодами среди голых стволов – настоящее чудо зимы. Летом же остролист теряется среди остальной зелени.

Остролист – растение, распространенное практически на всех континентах, и в наших широтах, и в тропиках. Интересно, что магическими свойствами его наделяют повсюду. Например, североамериканские индейцы использовали его во время проведения различных религиозных ритуалов.
В европейской традиции остролист играет особую роль.Обычай украшения домов вечнозелеными растениями (остролист, омела, хвойные) на Рождество уходят корнями еще в дохристианские времена. Ветви пальмы, лавра и остролиста использовались римлянами во время празднования Сатурналий (в день зимнего солнцестояния). Столетия спустя, ранние христиане, выбрали именно остролист для украшения своих домов на Рождество.

Король Падуб зачастую изображался почти как Санта Клаус, только одетый в зеленую мантию, украшенную веточками остролиста. А Король Дуб - Рогатый Бог Лесов, или как Зеленый Человек, один из самых почитаемых друидами богов. Эта легенда постепенно забывалась, из нее родилась другая история – о битве Зеленого Рыцаря и лорда Гавейна, которая вошла в цикл историй о короле Артуре, а потом ушла область преданий и она, оставив нам только образ человечка в зеленом – веселого святочного эльфа, совершающего, при свете луны разные проделки, в насмешку над людьми.
Христианство растворило в себе древние языческие верования, но не смогло их уничтожить совсем, как ни старалось. Легенда гласит, что когда все деревья услышали о том, что Христа собираются распять, они договорились между собой, что не позволят использовать свои стволы для изготовления креста. И когда топор коснулся их, они раскололись на тысячи кусочков. Только падуб остался цел и позволил изготовить из себя орудие страстей Господних. Его острые листья олицетворяют терновый венец и страдание, а красные ягоды - кровь Христа. Есть мнение, что Христу возложили на голову венок именно из остролиста и его ягоды, бывшие изначально белыми, покраснели от крови Спасителя. Возможно, поэтому это растение и стало в дальнейшем признанным символом Рождества.
Итак, с приходом христианства, верования кельтов ушли в область преданий, главные атрибуты Йоля, постепенно стали символами Рождества, а древесные короли больше беспокоили людей своими битвами, но не были забыты.

@темы: • Праздники народов мира, • Сказки на старом чердаке

03:32 

Drøm 39 ☾ ❄

Путь начинается внутри.
❄❄❄


- Зима приближается к нашему лесу, - сказал Дубравик, выйдя утром на крыльцо и понюхав воздух.

Калинка чуть вздрогнула от слов любимого - такими тягучими, ледяными, неотменяемыми были эти слова.

- И как мы будем теперь жить?.. - почему-то спросила она, спрятав лапки в муфточку. Словно это была их первая зима, словно не кружилось Колесо так, как ему и должно.

- Как жить? Пить травяные чаи и рассказывать сказки, конечно, - усмехнулся Дубравик, и принялся набивать трубку (таким привычным, успокаивающим был этот ритуал), - Сказки белые и фетровые - про то, как хорошо жить в зиме, если запастись травами, орехами и теплом; сказки обжигающе-холодные, про зачарованные тропы самых тёмных ночей...

- А эти обязательно рассказывать, родной мой?..

- Обязательно, золотая, ведь такие сказки учат нас побеждать страх. А ещё про новое солнце, молодое солнце, которое однажды вернётся в наш лес, скатится с еловой ветки, повиснет на ней, как золотой праздничный шарик - а там и до весны всего четыре лыжни, пять снеговиков, три длинных зимних напева останется.
Разве страшна зима, если в доме тепло, если сказки звучат? - поддразнил Дубравик супругу.

- Нет-нет-нет! - рассмеялась Калинка. Ей уже было совсем спокойно, но она всё же задала вопрос, ответ на который знала, но так приятно было услышать его вновь, как всегда накануне зимы, - Я вот травок насушила, хоть по пять раз в день чаи гоняй. А у тебя - хватит ли сказок до самой весны?

Вместо ответа Дубравик погладил себя по оттопыренному карману мехового жилета. Из кармана тут же высунула маленькую головку, с взъерошенными светло-пепельными волосами, разбуженная Сказка. Начала сонно озираться по сторонам.

- Спи, малышка, ещё не время, - ласково сказал ей Дубравик, - Но уже скоро. Совсем, совсем скоро.

Калинка наблюдала за этой сценой, и думала:
"Как всё же важно иметь полные карманы сказок. И полную кладовую травок, конечно. Наверное, это будет самая лучшая зима в нашей жизни.
В который раз - самая лучшая."

@темы: • Сказки на старом чердаке

21:41 

Drøm 36 ☾ ❄

Путь начинается внутри.
☽ Йольские гости: Старуха Грила ☾


    Каждый ребенок в Исландии знает о Гриле (Grýla), страшной старухе, что приходит к непослушным детям и ест их. Особенно опасна она тем малышам, что не хотят кушать или мучают бесконечным нытьем своих близких. Она — тролльша и мать Йольских Парней (Jólasveinar или Jólasveinarnir), причем никто точно не знает, сколько их: восемь, тринадцать или больше. В стихотворении «Старая тула о детях Грилы» (Gömul þula um Grýlubörn) рассказывается, что их было двадцать, но двое младших близняшек умерли в колыбели. Cегодня, однако, принято считать, что их тринадцать, по числу дней празднования Йоля. Именно столько Йольских Парней навещают исландских детей в эти дни примерно с середины прошлого века и оставляют послушным детям в башмаках небольшие подарки, непослушным же — кусок угля, камень или картофелину. Тем не менее, детвора обычно надеется на лучшее и оставляет праздничным вечером один башмак на подоконнике в своей комнате.

    Сама Грила трижды была замужем, первый раз за неким Густи (Gusti). второй за Кюлдаболи (Kuldaboli), нынешнего же ее мужа зовут Леппалуди (Leppalúði), именно он и является счастливым отцом многочисленных троллят. Хотя, как водится, сплетни людские о своих соседях-нелюдях всегда разняться, например, в сказке «Грила и ее мужья» (Grýla og bændur hennar) или в стихе «Тула Грилы» (Grýluþula) мужей было у нее только двое, Боли (Boli) и Леппалуди, и она пережила обоих. Однако все-таки принято считать, что Леппалуди жив. Возможно, причиной слухов послужило то, что он необычайно ленив, а по некоторым рассказам просто не встает с постели, так что Гриле приходится самой заботиться о себе и обо всем семействе, добывая что-нибудь поесть. Поэтому ее обычно видят с большим мешком, куда рискуют угодить капризные малыши. Живет семейство в горной пещере, причем с ними обитает и большой страшный черный Йольский Кот (Jólaköttur), знаменитый не меньше своих хозяев. У него огромные и острые белые зубы, длиннющие когти и горящие желтым огнем глаза. Привычками он под стать своему окружению: является накануне Йоля и съедает тех, кто не обзавелся к этому моменту новой одеждой. Правда, сегодня некоторые утверждают, что он съедает только их праздничное угощение, возможно, хозяйка стала лучше его кормить. Про тех, кто не сшил себе обновки к Йолю в Исландии говорят: «он надел на себя рождественского кота» (hann fór í jólaköttinn). А это не шутка, размеры Йольского Кота очевидцы описывают по-разному: то он трется у ног или прыгает на плечи Грилы, то крупнее быка и тролля. Впрочем, у страха, как известно, глаза велики.

    Грила представляется то великаншей, то лисой с пятнадцатью хвостами. Вероятно, ассоциация образа Грилы с лисой связана с тем, что лисы являются самыми крупными хищниками в Исландии, замешанными в краже молодых ягнят, а их укус бывает опасен, так как эти животные переносят бешенство. Страшная легенда о Гриле бытовала в Исландии на протяжении многих веков — ее имя даже упомянуто в Младшей Эдде, написанной Снорри Стурлусоном в XIII столетии.
    Большинство историй, повествующих о Гриле, были предназначены для запугивания непослушных детей: так, любимым блюдом Грилы, обладающей ненасытным аппетитом, являлось жаркое из проказников. До XVII столетия образ Грилы не был непосредственно связан с Рождеством, но к этому времени ее стали считать матерью Йоласвейнаров (исландских Дедов Морозов).
    Незадолго до Йоля Грила берет большой мешок и отправляется искать непослушных мальчиков и девочек. Сказания о Гриле нашли отражение во многих рассказах, стихах и песнях исландских писателей. Иногда великанша умирает в конце истории. Так, в книге «Йоль идет» (Jólin Koma, 1932 г.) Йоуханнеса из Катлара (Jóhannes úr Kötlum) рассказывается, что Грила растет, если дети плохо себя ведут, а благодаря послушным детям может похудеть и вовсе сгинуть с голоду.

    Иными словами, характеристика великанши Грилы из ранних источников включает в себя указание на ее огромную силу и на внушаемый ею страх, что вполне характерно для старинного представления о троллях, хотя и неясно, почему именно Грилу считали опаснее прочих. Она связана с пятнадцатихвостой лисой или, как минимум, у нее есть эти самые пятнадцать хвостов, а также связна с детьми. Судя по прозвищу Стейнгрима и Фарерским обычаям, вероятна так же некая связь Грилы со шкурами зверей и мужскими персонажами. Хоть между свидетельствами этнографов с Фарерских и Шетландских островов и событиями в «Саге об исландцах» разрыв в 600 лет, но существование обрядов с ряжеными, имеющими отношение к Гриле, могло бы объяснить и почему Грила — Кожаная, и почему мужчине было не зазорно носить такое прозвище, и откуда хвосты. Также, вполне вероятно, именно из-за карнавальной специфики (ряженые часто взнимают «дань» с тех, кто не под маской, причем нередко с ритуальными угрозами) Грилу и видели издавна с сумой или мешком. Хотя непосредственных свидетельств о ряженых-Грилах в Исландии не сохранилось, при обличении «греховных» игрищ викиваки (vikivaki, исландский народные забавы с танцами и песнями, на которые собиралась молодежь и которые длились несколько бессонных ночей) в середине XVII века Торстейн Петурссон употреблял выражения Grýlu andlit (лицо Грилы), Grýlu maður (муж Грилы) and Grýlumynder (изображение Грилы), когда речь шла об используемых в этих игрищах звериных личинах. Надо сказать, что Йольские игрища и ночные бдения (Vökunætur), как и славянские святочные гуляния, могли носить достаточно «разнузданный» характер.

    Изначальная ассоциация Грилы с Йолем часто подвергается сомнению, хотя, в принципе, явления ряженых приурочиваются обычно к поворотным точкам года. В любом случае, уже в первом литературном упоминании о ней — в поэме «Песнь о Гриле» (Grýlukvæði, 1650 год) Гудмунда Эрлессона (Guðmundur Erlendsson) — связь с рождественским временем присутствует. В поэме голос Грилы сравнивается с орлиным клекотом (вспомним о тарабарской речи и звукоподражаниях животным ряженых). У нее рога, как у козы, волосы на подбородке, словно нитки на ткацком станке, грязные острые зубы. В описание вполне можно увидеть отсылки к звероподобной природе и элементам костюма ряженых из пакли, пряжи и т.д. В поэме Грила пытается провести ночь в доме, где живут дети, что для нее не просто: она не выносит света рождественских свечей и звуков рождественских гимнов, которые поют люди. Она также жалуется на голод, потому дети должны очень хорошо себя вести, что бы она их не съела. В этой поэме Грила похожа на нищенку, скитающуюся от хутора к хутору и пытающаяся выпросить у людей что-нибудь поесть. Возможно, во времена юности Гудмунда именно так — похожей на бродячую попрошайку — люди и представляли себе Грилу. Однако, не исключена и реминисценция с обрядовым «попрошайничеством» ряженых.

    В той же книге в поэме «Йольские Парни» (Jólasveinarnir) перечислены имена и описаны характеры и привычки детей Грилы. Однако родилось представление о Йольских Парнях значительно раньше. В 1746 в рамках борьбы с недостаточно благочестивыми народными традициями было издано постановление: «Глупый обычай, который практикуется кое-где в стране пугать детей Йольскими Парнями или привидениями, должен быть упразднен». Что ж, ныне этот запрет помнят лишь потому, что он с «глупым обычаем» связан.

____________________

Использованные материалы:

• Árni Björnsson «High Days and Holidays in Iceland». Publisher, Mál og menning, 1995. Original from Indiana University
• Terry Gunnell Grýla, grýlur, grøleks and skeklers: folk drama in the north atlantic in the early middle ages?
• Erla Jonasdottir «Grýla the Mother and the Murderer. Analization and discussion of Grýla, trolls and similar creatures in folk and fairy tales»
• Стурла Тордарсон «Сага об исландцах» в переводе А.В. Циммерлинга — Спб.: «Алетейя», 2007
• «Сага об Иллуги Зяте Грид» в переводе Т.Ермолаева, серия библиотеки сайта «Северная Слава»
• А. Я. Гуревич, статья «Сверрир в саге и в истории», «Сага о Сверрире». — М.: «Наука», 1988

@темы: • Потертые книге в старой обложке, • Северная трациция, • Сказки на старом чердаке

18:28 

Drøm 25 ☾

Путь начинается внутри.
☾ ☾ ☾


– Не ходи в лес, не выходи из дома, – говорили они.
– Почему? Почему бы мне нынче вечером не пойти в лес? – недоумевала она.
– Там живет большой волк, он ест людей вроде тебя. Не ходи в лес, не выходи из дома. Мы серьезно говорим.
Разумеется, она пошла. Она все равно ушла в лес и, конечно же, встретила волка, как они и предупреждали.
– Вот видишь, мы тебе говорили! – верещали они.
– Это моя жизнь, а не сказка, глупые вы люди, – сказала она. – Я должна ходить в лес, я должна встречать волка, а иначе моя жизнь так никогда и не начнется.

«Бегущая с волками»

@темы: • Заметки, • Сказки на старом чердаке

02:19 

Drøm 22 ☾ "Сказка на ночь."

Путь начинается внутри.
На часах давно за полночь. За маленьким и пыльным чердачным окошком шуршит листвой осенний старый лес, где-то вдали глухо ухает филин.
Доброй ночи. Я уже зажгла свечи, и разлила вкусный горячий чай, и теперь самое время усесться поудобнее и послушать старую добрую сказку...

♦ КРАСНЫЕ БАШМАЧКИ ♦



Жила однажды бедная девочка-сиротка, у которой не было обуви. Стала она собирать лоскутки и через некоторое время сшила себе пару красных башмачков. Они получились грубыми, но девочка их любила. Надевая их, она чувствовала себя богатой, несмотря на то что ей каждый день дотемна приходилось искать себе пропитание в глухом лесу.

Но однажды, когда она, одетая в лохмотья и обутая в красные башмачки, шла по дороге, рядом остановилась раззолоченная карета. Ехавшая в ней старая дама сказала, что возьмет девочку к себе домой и станет воспитывать как собственную дочь. И они поехали туда, где жила эта богатая старая дама. Там девочку умыли и причесали, дали ей чистое белое белье, нарядное шерстяное платье, белые чулочки и блестящие черные башмачки. Когда девочка спросила, что стало с ее старой одеждой, и особенно с красными башмачками, старая дама сказала, что одежда была такая грязная, а башмаки такие неуклюжие, что их бросили в огонь, и они сгорели дотла.

Девочка опечалилась: пусть теперь она живет в богатстве, все равно скромные красные башмачки, которые она смастерила своими руками, были самым большим счастьем в ее жизни. Теперь ей приходилось все время сидеть не двигаясь, ходить не подпрыгивая, молчать, пока к ней не обратятся, и постепенно в душе ее стал разгораться тайный огонь. Она все сильнее тосковала по своим красным башмачкам.

Когда девочка подросла, накануне Дня избиения младенцев, на который была назначена конфирмация, старая дама повела ее к калеке-сапожнику, чтобы по этому случаю заказать пару новых башмаков. У сапожника на витрине стояла пара красных башмачков из тончайшей кожи. Они были чудо как хороши, просто сияли красотой. И хотя это было немыслимо – надеть в церковь красные башмачки, – девочка, послушавшись своего изголодавшегося сердечка, выбрала красные. Глаза у старой дамы были такие слабые, что она не разглядела, какого цвета башмачки. Старый сапожник подмигнул девочке и завернул покупку.

На следующий день служители церкви были вне себя, увидев на ногах у девочки красные башмачки, сиявшие, как натертые до блеска алые яблоки, как сердца, как только что вымытые сливы. Все не сводили с них глаз – даже висевшие на стенах иконы, даже статуи неодобрительно косились на башмачки. Но девочке они нравились все больше и больше. И пока священник произносил слова молитвы, а хор подхватывал их и орган гремел, девочка не думала ни о чем, кроме своих красных башмачков.

К вечеру старой даме доложили о красных башмачках ее подопечной. "Никогда больше не смей их надевать!" – приказала дама. Пришла суббота, но девочка не смогла надеть черные и вместе со старой дамой снова отправилась в церковь в красных башмачках.

У входа стоял старый солдат с рукой на перевязи. У него была короткая тужурка и рыжая борода. Солдат поклонился и попросил разрешения смахнуть пыль с девочкиных башмачков. Девочка выставила ногу вперед, и он выбил на подошве ее башмачка озорную дробь: тикки-тук-тук! – от которой у нее защекотало ступни. "Не забудь остаться на танцы", – ухмыльнулся он и подмигнул.

Опять все косились на девочкины красные башмачки. Но ей так нравились башмачки, красные, как кумач, красные, как малина, красные, как гранаты, что она не могла думать ни о чем другом и едва слушала проповедь. Поставит ногу то так, то этак и все любуется своими красными башмачками – даже петь забыла.

Когда она вместе со старой дамой выходила из церкви, солдат-калека окликнул ее: "Какие красивые бальные туфельки!" От этих слов ноги у девочки пустились в пляс. Сделав несколько танцевальных движений, она уже не могла остановиться: приплясывая, она пронеслась мимо цветочных клумб, завернула за угол церкви. Ноги совсем перестали ее слушаться. Она станцевала гавот, потом чардаш, а потом закружилась в вальсе по дороге через поле.

Кучер старой дамы соскочил с козел и побежал за девочкой. Он догнал ее, взял на руки и понес обратно к карете, но ноги ее и в воздухе продолжали выделывать танцевальные па. Вместе со старой дамой кучер стал стаскивать с девочки красные башмачки. Ну и зрелище это было: шляпы у обоих сбились набекрень, а девочкины ноги бешено брыкались в воздухе. Но наконец им удалось справиться с ее непослушными ногами.

Вернувшись домой, старая дама закинула красные башмачки на самую высокую полку и запретила девочке к ним прикасаться. Но девочка не могла удержаться, чтобы не поглядывать на них и не тосковать о них. Для нее они по-прежнему были самой красивой вещью на свете.

************************************************************************************************************************************************************************************************************

Старая госпожа захворала, и сказали, что она не проживет долго. За ней надо было ухаживать, а кого же это дело касалось ближе, чем Карен. Но в городе давался большой бал, и Карен пригласили. Она посмотрела на старую госпожу, которой все равно было не жить, посмотрела на красные башмаки — разве это грех? — потом надела их — и это ведь не беда, а потом… отправилась на бал и пошла танцевать.

Но вот она хочет повернуть вправо — ноги несут ее влево, хочет сделать круг по зале — ноги несут ее вон из залы, вниз по лестнице, на улицу и за город. Так доплясала она вплоть до темного леса.

Что-то засветилось между верхушками деревьев. Карен подумала, что это месяц, так как виднелось что-то похожее на лицо, но это было лицо старого солдата с рыжею бородой. Он кивнул ей и сказал:

— Ишь, какие славные бальные башмачки!

Она испугалась, хотела сбросить с себя башмаки, но они сидели крепко; она только изорвала в клочья чулки; башмаки точно приросли к ногам, и ей пришлось плясать, плясать по полям и лугам, в дождь и в солнечную погоду, и ночью и днем. Ужаснее всего было ночью!

Танцевала она танцевала и очутилась на кладбище; но все мертвые спокойно спали в своих могилах. У мертвых найдется дело получше, чем пляска. Она хотела присесть на одной бедной могиле, поросшей ди кою рябинкой, по не тут-то было! Ни отдыха, ни покоя! Она все плясала и плясала… И вновь появилось лицо старого рыжего солдата перед ней, и крикнул он:

— Ты будешь плясать,плясать в своих красных башмаках, пока не побледнеешь, не похолодеешь, не высохнешь, как мумия! Ты будешь плясать от ворот до ворот и стучаться в двери тех домов, где живут гордые, тщеславные дети; твой стук будет пугать их! Будешь плясать, плясать!..

— Смилуйся! — вскричала Карен.

Но она уже не слышала ответа — башмаки повлекли ее в калитку, за ограду кладбища, в поле, по дорогам и тропинкам. И она плясала и не могла остановиться.

Раз утром она пронеслась в пляске мимо знакомой двери; оттуда с пением псалмов выносили гроб, украшенный цветами. Тут она узнала, что старая госпожа умерла, и ей показалось, что теперь она оставлена всеми.

И она все плясала, плясала, даже темною ночью. Башмаки несли ее по камням, сквозь лесную чащу и терновые кусты, колючки которых царапали ее до крови. Так доплясала она до маленького уединенного домика, стоявшего в открытом поле. Она знала, что здесь живет палач, постучала пальцем в оконное стекло и сказала:

— Выйди ко мне! Сама я не могу войти к тебе, я пляшу!

И палач отвечал:

— Ты, верно, не знаешь, кто я? Я рублю головы дурным людям, и топор мой, как вижу, дрожит!

— Не руби мне головы! — сказала Карен. — Отруби мне лучше ноги с красными башмаками.

Палач отрубил ей ноги с красными башмаками, — пляшущие ножки понеслись по полю и скрылись в чаще леса.

Потом палач приделал ей вместо ног деревяшки и дал костыли. Девочка так и осталась несчастной калекой, и пришлось ей жить в услужении. Никогда больше она не мечтала о красных башмачках.

_____________________________________________

А мораль такова..

Если смотреть поверхностно, то красные башмачки - символ гордыни и эгоизма. Девочка никого не слушала, делала, как хотела, и когда ее благодетельница занемогла - ушла танцевать, проявив равнодушие, за что и была наказана.

Но сказка на самом деле гораздо глубже. Она об утраченной самости и о том, что бывает, если оголтело пытаться ее восстановить не своими силами.

Когда девочка была одна, она сшила себе красные башмачки: свой собственный внутренний мир, в котором ей было хорошо и удобно, и который дарил ей радость, не смотря на нищету и голод.
Затем девочку приняла к себе старая женщина, но ее правила подразумевали отказ девочки от самой себя - от красных башмачков. Ведь все носят черные, вот и ты не выпендривайся. Все учатся на юридическом - не ходи на филосовский, кому ты будешь нужна.
Девочка подчинилась, но проблема в том, что нельзя подавить свои духовные потребности и желания настолько, чтобы потом этот гейзер не выбил пробку и не принес разрушений.

Вместо того, чтобы сшить себе новые башмачки, как в прошлый раз, по лоскутку собирая ткань, девочка польстилась на лакированную кожу, созданную чужими руками, потому что они просто были тоже красного цвета. А это так похоже.
Девочка надела на себя личину похожую на утраченную самость, но все же ей не являющуюся. Из одних чужеродных рамок втиснула себя в другие только потому, что они были похожи на утраченное.

Что с ней случилось, в общем-то, сказка потом без прикрас объясняет.

А больше про мораль этой сказки (и других хороших сказок) можно почитать в книге К. П. Эстес "Бегущая с волками. Женский архетип в мифах и сказаниях".

@темы: • Сказки на старом чердаке

00:07 

Drøm 2 ☾ "Сказка на ночь."

Путь начинается внутри.
На часах почти полночь...
Скоро время спать. А как же сказка на ночь? Итак, давайте потушим свет, детки, зажжем свечи и послушаем историю о Золушке.

В старые времена взрослые обращались с детьми не как с малышами, а как с будущими взрослыми, которых нужно было готовить к предстоящей нелегкой жизни. И еще, заметьте, тогда воспитание подрастающего поколения проходило натурально – дети с родителями спали в одном помещении, матери рожали им братьев и сестер в их же присутствии, а уж о приготовлении завтраков, обедов и ужинов из окровавленных освежеванных туш и говорить нечего...

    Сегодня мало кто помнит о двух людях, которые внесли огромный вклад в историю человечества, сохранив для будущих поколений прекрасные образцы "устного народного творчества". Один из них – итальянец Джамбаттиста Базиле, написавший "Сказку сказок" (она содержала пятьдесят сицилийских сказок и была издана в 1636 году). Другой – француз Шарль Перро. Его книга, содержащая восемь сказок, вышла в 1697. Семь из них стали классикой, и среди них "Золушка", "Синяя птица", "Спящая красавица", "Мальчик-с-пальчик".

___________________________________________________

◊ Джамбаттиста Базиле

    Первая европейская сказка о Золушке была описана тем же Базиле – правда, та, первоначальная, Золушка вовсе не теряла хрустальной туфельки. Имя этой маленькой девочки было Зезолла – сокращенно от Лукрезуцция, и она уже в детстве проявила склонность к убийству. Сговорившись со своей няней, она загубила злую мачеху, предложив той посмотреть на сундук своей матери. Жадная мачеха склонилась над сундуком, Зезолла с силой опустила крышку – и сломала мачехе шею.
    Похоронив мачеху, Зезолла уговорила отца жениться на няне. Но девушке не стало легче, поскольку ее жизнь отравили шесть няниных дочерей. Она продолжала мыть, стирать, убирать дом и выгребать золу из печей и каминов. За это ее и прозвали Золушкой.

    Но однажды Зезолла случайно наткнулась на волшебное дерево, которое могло исполнять желания. Нужно было только произнести заклинание: "О волшебное дерево! Разденься само и одень меня!" Возле этого дерева Золушка наряжалась в красивые платья и отправлялась на балы. Однажды девушку увидел сам король и, конечно, сразу же влюбился. Он послал своего слугу отыскать Зезоллу, но тот не смог найти девушку. Влюбленный правитель разгневался и вскричал: "Клянусь душами моих предков – если ты не найдешь красавицу, то я побью тебя палкой и пну столько раз, сколько волос в твоей мерзкой бороде!"
    Слуга, защищая себя, отыскал Золушку и, схватив ее, посадил в ее же повозку. Но Зезолла крикнула лошадям, и те рванули с места. Слуга упал. Упало и еще кое-что, принадлежавшее Золушке. Слуга вернулся к хозяину с обретенным предметом в руках. Тот вскочил, радостно схватил предмет и принялся покрывать его поцелуями. Что же это было? Шелковый шлепанец? Золотой сапожок? Хрустальная туфелька?
    Вовсе нет! Это была пианелла – похожая на ходулю галоша с подошвой из пробки, именно такие носили женщины Неаполя времен Ренессанса. Эти галоши на высокой платформе оберегали длинные женские платья от грязи и пыли. Высота платформы обычно достигала 6-18 дюймов.

    Так вот, представьте себе короля, с нежностью прижимающего к груди столь крупный и несуразный предмет, как эта самая пианелла, причем не только прижимающего, но и воркующего над ним аки голубь: если, мол, не судьба мне найти тебя, любовь моя, то я погибну во цвете лет. Но только я все равно найду тебя, любовь моя, чего бы мне это ни стоило!
    И юный король отправил гонцов, которые объехали все королевство и каждой женщине примеряли найденную пианеллу. Так Золушка и была найдена.

    …Сказка Базиле полна романтизма и говорит о несколько странном виде фетиша – обуви. Однако североевропейские версии "Золушки" гораздо более кровавы.
___________________________________________________

◊ Братья Гримм

    Сам образ Золушки у Гримм в целом традиционен: она так же трудолюбива, добра и скромна, как и в сказке Перро. Правда, героине помогает не крестная, а настоящая мать. Помогает, естественно, через посредника: на ее могиле вырастает дерево, в ветвях которого живет белая птичка, исполняющая желания.

    Знаменитые башмачки в варианте Гримм – золотые. Впрочем, и у Перро они сначала были далеко не хрустальные, а отороченные мехом. Некоторые считают, что этим мехом был знаменитый русский соболь, и в переводах пишут "соболевые башмачки". Однако случилось так, что со временем слово "vair" ("мех для оторочки") по принципу испорченного телефона преобразовалось в "verre" ("стекло"). В результате удобная и мягкая обувь превратилась в изысканные на слух, но совершенно садистские на практике "хрустальные башмачки". Золотые, впрочем, не намного удобнее.
Зато у Гримм значительно логичнее выглядит мотив побега Золушки с бала. Красавица здесь испугалась не боя часов, а попыток принца выяснить, чья же она дочь.

    Впрочем, давайте сравним итальянскую версию со скандинавской и норвежской и непосредственно возьмем хотя бы третий акт.

    Принц приказал намазать одну ступеньку дворцового крыльца смолой, и туфелька местной Золушки – в этих местах ее звали Ашен-путтель – приклеилась к ней. После этого слуги принца отправились по всему королевству искать обладательницу столь маленькой ножки.
    И вот они добрались до Золушкиного дома. Но кроме самой бедняжки там еще жили две мачехины дочери! Сначала туфельку примеряла старшая дочь; запершись в спальне, она натягивала туфельку, но тщетно – мешал большой палец. Тогда ее мать сказала ей: "Возьми нож и отруби палец. Когда ты станешь королевой, тебе уже не нужно будет много ходить!" Девушка послушалась – туфелька налезла.
    Обрадованный принц тут же посадил красавицу на коня и поскакал во дворец – готовиться к свадьбе. Но не тут-то было! Когда они проезжали мимо могилы Золушкиной матери, сидящие на деревьях птицы громко запели:

«Посмотри назад, посмотри назад!
С туфельки капает кровь,
Туфелька была мала, и сзади
Сидит не твоя невеста!»

    Принц посмотрел назад и действительно увидел кровь, стекающую с туфельки девушки. Тогда он вернулся и дал туфельку второй мачехиной дочери. А у той оказалась слишком толстая пятка – и туфелька вновь не налезла. Мать дала второй дочери тот же совет. Девушка взяла острый нож, отрезала часть пятки и, скрывая боль, втиснула ногу в туфельку. Радостный принц усадил очередную невесту на лошадь и поскакал в замок. Но... птицы вновь были на страже!
    Наконец принц, вернувшись в тот же дом, нашел-таки свою Золушку, женился на ней и зажил себе в полном счастье. А завистливых девиц ослепили и подвергли порке – чтобы не зарились на чужое.

    «А когда пришло время свадьбу справлять, явились и вероломные сестры – хотели к ней подольститься и разделить с ней ее счастье. И когда свадебное шествие отправилось в церковь, старшая оказалась по правую руку от невесты, а младшая по левую; и выклевали голуби каждой из них по глазу. А потом, когда возвращались назад из церкви, шла старшая по левую руку, а младшая по правую; и выклевали голуби каждой из них еще по глазу».
___________________________________________________

    Да, именно эта версия послужила основой современной сказки – только издатели, пожалев маленьких детишек, вычеркнули из своего варианта даже малейшие намеки на кровь.
Между прочим, сказка о Золушке – одна из самых популярных сказок в мире. Она живет уже 2500 лет и за это время получила 700 версий. А самый ранний вариант "Золушки" был найден в Древнем Египте – там матери рассказывали детям на ночь историю о прекрасной проститутке, которая купалась в реке, а в это время орел украл ее сандалию и унес ее фараону. Сандалия была такой маленькой и изящной, что фараон тут же объявил общенациональный розыск. И, конечно, когда он нашел Фодорис – Золушку – он тут же женился на ней. Интересно, какой по счету женой фараона была эта Золушка?..

    Кстати, в последние годы в СМИ кочует информация о том, что самая древняя версия Золушки появилась из-под пера китайского писателя IX века Чуань Ченши. Мол, у него есть и мачеха, и меховые башмачки, и муж-император в награду. Тут и миниатюрная ножка героини (один из китайских канонов женской красоты) как нельзя кстати.
___________________________________________________

    И вдогонку – небольшая мораль.
    Многие люди считают, что сказки наподобие «Золушки» якобы учат тому, что «красивым быть выгодно». Подобное утверждение не только звучит глупо, но и совершенно неверно по отношению к сказке. Замарашка-падчерица, на которую никто не обращает внимания, отличается от своих сестер (отнюдь не уродин) не объемом груди и талии (хотя, конечно, она «потенциально» красива), а именно скромностью, терпением, добрым сердцем и истинно куртуазной учтивостью. Недаром на балу Золушка подсаживается к сестрам, осыпает их любезностями и делится «апельсинами и лимонами, которые дал ей принц». Красота – это, скорее, волшебный Дар – внешнее вознаграждение за внутренние (в случае Перро – куртуазные) достоинства.

    Кстати, это подметил и психолог Э. Берн.
    «Поучения, которыми Шарль Перро сопроводил историю Золушки, были, на наш взгляд, родительскими предписаниями. Автор говорил о счастливом даре, который больше, чем красота лица; обаяние этого дара превосходит все другое. Именно это и дала Золушке фея. Она так заботливо ее наставляла, так обучала благородным манерам, что Золушка стала королевой». (Э. Берн «Люди, которые играют в игры»)

@темы: • Сказки на старом чердаке

▲∴☽ Løse drømmer ☾∴▲

главная